Карл Вёрман:История искусства всех времён и народов
Ссылки на дружественные ресурcы:

Скандинавское искусство XVIII века
Предварительные замечания. Шведское искусство XVIII века

Шведское искусство

Искусство Швеции постепенно приобретает большее влияние на протяжении столетия. Несмотря на то, что большинство мастеров были иностранного происхождения, национальные мотивы постепенно становятся все более заметны

Утраченное скандинавскими государствами в эту эпоху политическое влияние они наверстали постепенно в области науки и искусства. Около конца XVIII столетия Швеция и Дания приняли самостоятельное участие в дальнейшем движении искусства нового времени; на пути к этому в обеих странах лежали солидные художественные предприятия, обусловленные духом времени.

Королевский замок в Стокгольме

Центральное место шведской художественной деятельности первой половины XVIII века занимало новое здание королевского замка в Стокгольме, сооруженное после пожара 1697 г. Никодимом Тессином Младшим (1654-1728), шведским уроженцем, его сыном и преемником графом Карлом Густавом Тессином (1695-1771) и бароном Карлом Горлеманом (1700-1753). В существенных чертах этот дворец есть сооружение Никодима Тессина, выработавшего свой язык форм в Риме. Четыре одинаковых замкнутых фасада окружают большой квадратный двор. Два выступающих низких флигеля образуют на восточной стороне террасу над водой, на западной стороне - внешний двор, выведенный полукругом. Фасады имеют, кроме низкого цокольного этажа, еще три, - а с мезонином над первым этажом - четыре этажа, и лишь посередине расчленены колоннами или пилястрами. В средней части южного фасада коринфские полуколонны охватывают оба нижних главных этажа, а в средней части северного фасада коринфские пилястры - оба верхних этажа. На богато разработанном в девяти делениях западном фасаде трехэтажная средняя декорация состоит внизу из дорических полуколонн, одетых в рустику, в среднем этаже из ионических столбов с кариатидами, а в верхнем этаже из коринфских пучковых пилястров. Внутреннее убранство принадлежит главным образом живописцу Гильому Тома Таравалю (1701-1758) и скульптору Жаку Филиппу Бушардону, брату известного Эдмона Бушардона. Эта более молодая французская художественная колония насадила в Стокгольме декорацию рококо в духе Оппенора, Боффрана и Мейссонье. На место колонных или пилястровых орденов во внутренности стокгольмского дворца появляются обрамления все более грациозные, из раковин, листьев и линий наподобие буквы S; декоративное применение находит себе также пятиконечная полярная звезда - символ Швеции.

Рис. 262 - Никодим Тессин-младший. Королевский замок в Стокгольме

Рис. 262 - Никодим Тессин-младший. Королевский замок в Стокгольме

Самое красивое внутреннее помещение этого дворца - его капелла, украшенная Тессином и Бушардоном.

Рис. 263 - Никодим Тессин-младший и Жак Филипп Бушардон. Капелла замка в Стокгольме

Из прочих работ Никодима Тессина Младшего следует назвать, как примеры церковных центральных построек, возобладавших также и в Швеции, церкви в Кунгсёре и Карльскроне, жилых построек - загородный замок Стениге и особняк Тессина в Стокгольме.

Жилые постройки во второй половине XVIII столетия, когда после смерти Голдемана главными архитекторами были граф Карл Иоганн Кронстедт (1709-1779) и Иоганн Фридрих Рен (1717-1793), отличаются наружной простотой. Орнаментика рококо находит применение самое большое в отдельных мотивах раковин и гирлянд и в более богатой резьбе деревянных входных дверей. Китайской моде стиль времени принес в Стокгольме обычную жертву в грациозном небольшом замке Кина в Дротнингольмском парке. Архитектором, принесшим эту жертву, был не кто иной, как Карл Фредерик Аделькранц (1716-1796), в других сооружениях, например в оперном театре (1775-1782), замененном в 1892 г. новой постройкой, и в изящной церкви Адольфа Фридриха (1768-1774), купол которой был окончен в 1783 г., проводивший неоклассическое, правда еще римское, но не греко-античное направление, известное в Швеции под именем стиля Густава III.

Шведские скульпторы XVIII века

Для успехов изобразительных искусств в Швеции большое значение приобрело основанное в 1735 г. училище рисования, преобразованное в 1768 г. Аделькранцом в "настоящую академию живописи и ваяния". Правда, скульпторы, преобладавшие во второй половине XVIII столетия в Швеции, были по-прежнему французами. Наряду с упомянутым Жаком Филиппом Бушардоном, директором академии, особенным успехом в Стокгольме пользовался Пьер Гюбер Ларшевек. Бушардон работал главным образом в королевском дворце. Его лучшее произведение здесь, Христос на Масличной горе, выполненное с большим чувством в живописном рельефном стиле, украшает алтарь дворцовой капеллы. Ларшевек, как полагают, ученик Эдмона Бушардона, изваял две королевские статуи для стокгольмских площадей. Перед "рыцарским домом" стоит его тяжеловесная бронзовая статуя Густава Эриксона Вазы (1773), перед театром - колоссальная, удачная по пропорциям конная статуя Густава Адольфа II. Но затем выдвинулся шведский скульптор, принадлежавший одновременно к обновителям европейского искусства в духе природы и антика и к величайшим мастерам скандинавского севера. Этот мастер, Иоганн Тобиас Сергель (1740-1814), сначала ученик Ларшевека в Стокгольме, получил дальнейшее художественное образование в Париже и Риме, но в конце концов, в противоположность, как он сам выражался, "отвратительной французской манере", выработал свой собственный стиль, еще более схематичный и сухой, чем стиль Кановы или Торвальдсена, стремившийся воспроизвести дух антика. Сергель был значительно старше этих двух мастеров, и именно это обеспечивает за ним выдающееся место в истории искусств. Из его произведений наиболее славится сухой по стилю, но внутренне оживленный спящий фавн в стокгольмском Национальном музее; в том же роде его мраморные группы Диомеда и Венеры, Марса и Венеры, Амура и Психеи, Акселя Оксенштирны и Музы. На просторной площади в Стокгольме стоит его исполненная силы бронзовая статуя Густава III, 1808 г. Благодаря Сергелю, Швеция вдруг вступила в ряд художественных стран самостоятельного творчества.

Шведские художники XVIII века

В то время как в шведской живописи в переходное время от XVII к XVIII столетию господствовал ставший шведом уроженец Гамбурга Давид фон Крафт (1655-1724), в течение XVIII столетия из его учеников выдвинулся Густав Лундберг (1699-1786), развившийся в Венеции и в Париже в портретиста пастелью. Его портрет королевы Луизы Ульрики в стокгольмском музее еще очень слаб и жидко написан. Наиболее даровитые из прирожденных шведских живописцев работали за границей. Уроженец Стокгольма Михаель Даль (1656-1743), ученик Эренштраля, принадлежал к числу наиболее ценимых лондонских живописцев своего времени. Он всего полнее представлен в портретной галерее в Лондоне; в Стокгольме находится его сухо написанный портрет Карла XII. Уроженец Мальмё Александр Рослин (1718-1793), которому посвящена работа Фидьера, стал видным портретистом Парижа, куда он снова вернулся после своих путешествий в Стокгольм (1773-1775) и Петербург (1775-1777). Портреты его кисти можно видеть в Версале и в Лувре, портрет герцога Орлеанского на коне в Шато д'Э, близ Дьеппа. Стокгольмский музей обладает, кроме автопортрета художника с женой, между прочим, его групповым портретом Густава III с братьями. Рослин принадлежит к лучшим из числа дюжинных живописцев своего времени. Своей славой он был обязан приятному сходству и натуральному исполнению материй.

После смерти Крафта главную роль в Стокгольме, в качестве придворного живописца, играл снова иностранец голландец Мартин ван Мейтенс из Гааги (1648-1735). Его сын Мартин ван Мейтенс младший (1695-1770), родившийся в Стокгольме, учился затем в Голландии и в Париже и переселился впоследствии в Вену, где он приобрел большое имя и достиг высших художественных почестей.

Истинно оригинальным шведским живописцем на рубеже XIX века был Пер Гёрберг (1746-1816), крестьянский сын и самоучка, лишь 37 лет от роду поступивший в стокгольмскую академию. Но и после того он остался самим собой. Он писал большие алтарные образа, на которых являются шведские типы в национальной одежде, и меньшие по размерам религиозные картины, внушенные исключительно его фантазией. Лучшим его произведением считается Христос, исцеляющий больных, в приходской церкви в Верингстаде. В стокгольмском музее находятся, например, его большое "Помазание Саула" и двенадцать своеобразных небольших изображений из жизни Спасителя. Картины Гёрберга сухи по технике, иногда просто прямо неуклюжи, но это нимало не вредит их богатству изобретения. Во всяком случае он был в шведской живописи первым представителем поворота к самостоятельному творчеству.