Карл Вёрман:История искусства всех времён и народов
Ссылки на дружественные ресурcы:

Немецкое искусство XVIII века
Немецкое ваяние XVIII века

1 - Общий обзор развития немецкой скульптуры

Немецкое ваяние в начале столетия подвергалось сильному влиянию иностранных мастеров, тем не менее, национальные стили интенсивно развивались. Изобретение фарфора в Саксонии и появление отдельного направления фарфоровой пластики существенно подстегнуло процесс

Наиболее обширное поле деятельности немецкая пластика этой эпохи нашла на службе у архитектуры, в применении к внутреннему декоративному убранству; свой главный центр эта декоративная стуковая и каменная пластика имела в южной Германии, где в то время было много работы по украшению стен, потолков и алтарей многочисленных, частью вновь возникавших, частью перестраивавшихся замков, монастырей и церквей. Ее в высшей степени пышный, рассчитанный только на общий эффект в частностях манерный язык форм питался почти исключительно наследием школы Бернини. Но в то время как в XVII столетии ее мастера были еще по большей части итальянцы, теперь их место заступили немцы. Рассадником этой южнонемецкой школы мастеров работ в стуке был бенедиктинский монастырь Вессобрунн (в южной Баварии). Из многочисленных мастеров этой школы выдается прежде всего Эгид Квирин Азам, родившийся в Тегернзее и закончивший свое художественное образование в Риме. Различные южнонемецкие города полны его блестящих произведений. Его декоративные и статуарные скульптуры в соборе Фрейзинга, в церкви монастыря в Вельтенбурге и в церкви св. Иоанна Непомука в Мюнхене, отличаются свободными, изящными линиями, но свое настоящее значение получают лишь как часть общей, опьяняюще роскошной декорации. Еще значительнее Азама был Петер Вагнер (р. в 1730 г.), скульптор Вюрцбургского и соседних с ним загородных замков. Ему принадлежат также фигуры "Страстей Господних" на горе св. Николая близ Вюрцбурга, отмеченные чрезмерным движением.

Освоении технологии изготовления фарфрра. Фабрика в Мейсене

Произведения немецкой прикладной пластики XVIII века, главным образом в области ювелирного искусства, резьбы на слоновой кости и литых бронзовых изделий, должно предоставить истории художественной промышленности, и мы отсылаем читателей к руководящим сочинениям Спонзеля, Шерера и Грауля. Лишь фарфоровая пластика является в этой области в такой мере немецким изобретением и немецким художественным производством, что история немецкого искусства не может пройти мимо нее. Историю изобретения европейского фарфора наглядно очертили Берлинг, Циммерман и Ленерт. Хотя попытки подражать китайскому фарфору или вновь изобрести его привели, уже начиная с конца XVI столетия, в различных местностях Европы к изготовлению "мягкого" фарфора (масса которого состояла из смеси различных веществ), изготовлявшегося в 1675 г. в Руане, в 1695 г. в Лилле, - настоящий фарфор, состоящий из каолина и полевого шпата, был изобретен лишь в 1709 г. Иоганном Готфридом Бётгером (1662-1719) в Дрездене. Тонкий твердый фарфор стали изготовлять здесь с 1715 г. Произведения основанного в Мейсене Королевского фарфорового завода нашли себе огромный сбыт. Постепенно, однако, главным образом благодаря перебежчикам, секрет изготовления фарфора распространился по всей Европе, раньше всего, уже в 1719 г., он проник в Вену. Во Франции, однако, первый твердый фарфор был изготовлен лишь в 1745 г. в Венсенне, и лишь с 1779 г. в Севре производство настоящего фарфора получило большие размеры.

Фарфоровые канделябры, изготовленные в Мейсене - 1755 г.

Фарфоровые канделябры, изготовленные в Мейсене - 1755 г.

Мейсен сумел использовать свое первенство, и тамошняя королевская мануфактура имела счастье найти художников, сообщивших саксонскому фарфору ясно выраженный характер эпохи. Быстро совершился здесь переход от подражательных "китайских" форм к формам европейского барокко, а затем рококо. Изящество и легкая грация рококо нигде не являются так смело, открыто и ясно, как в мейсенской фарфоровой пластике. Хотя еще в течение второго, "живописного" периода Мейсена (1719-1735) декорация фарфора сводилась главным образом к расписыванию ваз и посуды, но уже и в то время были изготовлены для садов саксонского курфюста в Дрездене многочисленные фарфоровые фигуры домашних и диких животных в натуральную величину взамен мраморных статуй. Лишь в течение третьего, "пластического" периода Мейсена (1735 до 1756) скульптору Иоганну Иоахиму Кендлеру (1706-1775) удалось придать фарфоровым фигурам и группам, слегка раскрашенным по белому фону и изображавшим преимущественно пастухов и пастушек, а наряду с ними всевозможные народные типы, общественных деятелей, лиц древней мифологии и христианского мира, художественную прелесть, которую почувствовал и которой стал подражать весь мир. Эти фигурки и группы рококо, стиль которых выработался вполне лишь к 1745 г., образуют, на самом деле, целый художественный мирок, принадлежащий к числу наиболее самостоятельных отделов немецкого искусства. Переход к ложноклассическому стилю Людовика XVI совершился в мейсенском фарфоре около 1764 г. в руках приглашенного из Франции Виктора Асье (1736-1795), нежные, свежие фигуры которого придали саксонской фабрике новую притягательную силу, но не могут быть причисляемы к собственно немецкому искусству. К стилю ампир Мейсен перешел под руководством Камилло Марколини (1774-1818), и в этот период саксонской фарфоровой пластике удавалось исполнять немало тонко-художественных произведений. "Счастливый отец" и "Счастливая мать" Христиана Адольфа Юхцера (1752-1811) занимают достойное место наряду с классическими работами рококо Иоганна Кендлера. Стиль рококо и фарфор были как бы созданы друг для друга. Для немецкого искусства было счастьем, не выпадавшим ему на долю со времени дюреровских гравюр, что теперь снова удалось создать для всей Европы произведения, в которых материал, техника и стиль так неразрывно слиты в одно целое.

Иностранные скульпторы германии XVIII века

В области монументальной пластики в Германии XVIII века также не было недостатка в иностранцах. Наиболее выдающимся из иностранных скульпторов был Лоренцо Матиелли (р. около 1688, ум. в 1748 г.), обширную статью которому посвятил Генель. Несмотря на то что он вполне принадлежит направлению Бернини, Винкельман мог видеть в нем представителя хороших античных традиций, проявлявшихся у него главным образом в передаче драпировок. Начиная с 1714 г. мы встречаем его в звании придворного скульптора в Вене, где он с 1725 г. работал над своими знаменитыми скульптурами для Карлскирхе, а с 1728 г. над группами "подвигов Геркулеса" в Гофбурге. В Дрездене он появляется в 1738 г., и как раз его дрезденские шедевры, фигуры святых на внешних балюстрадах и в нишах католической дворцовой церкви, в таких свежих линиях выделяющиеся на фоне неба, и прежде всего великолепная, богатая фигурами группа Нептуна и морских божеств на фонтане в саду дворца Марколини (теперь Фридрихштадтский госпиталь), обнаруживают в нем не только мастера общих декоративных пластических эффектов, но и настоящего мастера в изображении человеческих фигур и одежд.

Наиболее влиятельным нидерландским скульптором, работавшим в XVIII веке в Германии, был антверпенец Питер Антон Тассаерт (1727-1788), вызванный Фридрихом Великим в Берлин в 1775 г. из Парижа, где он был учеником Мишеля Слодца и изваял статую Людовика XV Здесь он cтал директором академии художеств. Его мраморные группы в королевских замках в Потсдаме показывают типичный французский академический стиль. Но тот же Тассаерт в своих мраморных статуях генералов фон Зейдлица и Кейта (1781 и 1786), теперь в военном училище в Гросслихтерфельде (предместье Берлина), является смелым новатором. После обычая, длившегося почти целое столетие, изображать государей и полководцев в римском театральном костюме и длинном парике, он впервые дерзнул наделять этих военачальников действительной формой их полка. Переворот был разительный и решающий для последующего времени.